DOTA 2

«Самые лютые хейтеры были ближе всего». Lil о кике из VP, отношениях с бывшими тиммейтами и конфликтах в Natus Vincere

Саппорт Natus Vincere Илья Lil Ильюк высказал Марии Ермолиной свою точку зрения касательно расставания с Virtus.pro. Он объяснил, почему многие фанаты приняли его сторону; признался, что испытывает теплые чувства, когда вспоминает об игроках VP; рассказал о мини-конфликтах после перехода в NaVi.

Мнения по некоторым вопросам также высказали мидер VP Владимир No[o]ne Миненко, генеральный менеджер организации Роман Дворянкин и дядя Лила.

Об изменениях за последний год

Изменился я. Изменилась моя команда. Изменилось мое восприятие жизни, мой разум, мое физическое состояние. Наверное, все изменилось. Все по-другому. Год назад мы играли в финале киевского «мажора», у меня был тег Virtus.pro, «медведи». Сейчас же я играю в NaVi — я не играю на «мажорах», я проигрываю «миноры».

О поведении Lil в соцсетях

No[o]ne: «Мы играем для себя, но в то же время для комьюнити. Мы выигрываем что-то, мы проигрываем что-то. Например, мы выиграли что-то, и человек пишет о другой команде, что мы ее уничтожили. Притом что даже если это было так, так нельзя говорить.

Допустим, об условных NaVi: он берет и просто настраивает комьюнити против нас своим поведением в интернете, своим образом. Почти все горели с него и все писали, что «не было бы его в Virtus.pro — мы бы за вас еще топили больше»».

О поддержке фанатов после кика

Люди решили вступиться в мою сторону, потому что сколько бы хейтеров у меня ни было, я всегда был за свои команды. Всегда говорил «мы»: не выделял, что я классно сыграл, а команда — раки. Я всегда говорил «мы», «мы семья», «мы вместе к чему-то придем».

Всегда в какой-то степени боготворил, что у меня коры супержесткие, самые сильные, Паша классный чувак, суперпозитивный, атмосферный: мы друзья; мы больше чем команда. Есть Леша, который суперклассный лидер, и вообще я его очень сильно уважаю и хочу выиграть для него «Инт». Я не пытался подмазаться или еще что-то. Я искренне в это верил.

И когда происходит такая ситуация, у людей происходит определенный диссонанс: в общем, несоответствие — как так, парень, который был всей душой и всем своим существом за этих ребят, а потом ему просто говорят: «Чувак, мы тебя в детдом отдали, ты никому не нужен».

Как поступил после того, как узнал о кике из команды

[После кика] я пошел, собрал девайсы. Спустился вниз, открыл список на телефоне: «Итак, что же мне делать? Трансферное окно закрывается через два дня. Спасибо, ребята, могли и раньше предупредить, раз уж решили меня набрить. Так бы у меня были хоть какие-то опции, какой-то выбор». В итоге смотрю, что есть, и все, что я могу выбрать адекватного, — только NaVi.

Не то чтобы я не хотел играть в NaVi, но по факту — безысходность. Одна команда, в которую ты можешь перейти. Ну ладно.

О выступлении на The International 2017

Lil: «Мы все выступили не очень в определенных моментах. Когда мы приехали на «Инт», мы столкнулись с той ситуацией, что у нас маленький мальчик Рома Кушнарев немножко зажался в себе и перестал разговаривать. И мы групповую стадию играли без нашего главного координатора. Так случилось, что мы чуть не вышли в сетку лузеров, потому что у нас Рома выпадал.

Я сыграл буквально одну или две игры плохо в плей-офф на Nyx Assassin, а до этого я игры все хорошо отыграл. Можно посмотреть демки, где я на Баланаре там катал пацанов, где почти во всех играх ерли-гейм выиграл. Поэтому я абсолютно не согласен с тем, что я плохо на «Инте» сыграл».

No[o]ne: «Я помню, Рамзик в один момент закрылся немного, но по итогу он открылся в плей-офф и начал все так же делать. А Илья в плей-офф — ну извините, конечно, — там половина его игр, кроме Баланара, наверное, это просто «что?».

После The International у нас не было никакого обсуждения, но мы все прекрасно понимали, что кто-то из нас играл лучше, кто-то хуже. Неважно, кто это был, но мы не выиграли «Инт». Значит, что-то не так».

О чувствах по отношению к бывшим тиммейтам

Lil: «Возможно, [чувствую] какое-то непонимание. Почему они так себя ведут и почему они меня вот так воспринимают и так ко мне относятся. Наверное, всё. То есть я не испытываю никакой злости, я их не осуждаю, но каких-то положительных моментов… только когда начинаю задумываться.

Начинаю вспоминать какие-то приятные моменты, где мы выиграли китайцев на «Инте», или там выиграли «мажор», или как мы проводили вместе время. Мне становится приятно на душе, и я понимаю, что мне этого не хватает. Что я скучаю».

No[o]ne: «Мы всегда друг за друга, помогали друг другу после каждой «кв-шки» и так далее. Конечно же, мы дружили. Мы были дружны, и мы были при этом командой.

В конце по итогу мы выбрали команду, потому что слишком очевидно: ты игрок в первую очередь в команде. Неважно, друг ты, или брат, или сестра — это абсолютно неважно. Ты игрок в команде. Если ты плохо играешь и не меняешься — надо удалять. Как опухоль».

О конфликтах в NaVi

Когда я пришел в команду NaVi, я, возможно, где-то перегнул палку и неправильно себя спозиционировал. Я все пытался у Дани отжать капитанство, лидерство и драфты. На почве этого у нас достаточно много было мини-конфликтов. Потом мы все дружно сели и пообщались, я с ним лично пообщался. Поэтому поменял свое отношение, поменял свое поведение, в первую очередь.

NaVi и Virtus.pro обменялись игроками 1 февраля. Lil играл за VP с августа 2016 года. Вместе с ним состав выиграл три турнира серии The Summit и мейджор ESL One Hamburg 2017, а также занял второе место на The Kiev Major 2017, 3-4 место на MDL Macau и 5-6 место на The International 2017. Уход Ильюка стал первой заменой в ростере Virtus.pro за 16 месяцев.

C новым саппортом Владимиром RodjER Никогосяном VP выиграла два мейджора — The Bucharest Major и ESL One Katowice 2018 — и заработала первый инвайт на TI7.

Source
Cybersport.ru
Теги

Последние новости

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Вам может быть интересно

Close
Close